Испытание августом

30.07.2015 06:10 1171 0
Испытание августом
С каким настроением придёт к осени экономика и курс рубля?

Рубль вновь почувствовал в себе силу, и его курс, после нескольких дней ощутимого падения, вчера пошёл в рост и к доллару, и евро, сообщает «РГ».

Помог Центробанк, объявив во вторник, что временно не будет покупать на рынке валюту для пополнения международных резервов. Сейчас трудно сказать, насколько хватит рублю запала, но резких скачков в августе, может быть, удастся избежать. И если цена на нефть не будет дальше падать, то за 60 рублей курс доллара всё-таки не вырвется.

А что потом?

На полустанке года, в июльские тёплые времена мы пытаемся заглянуть в осень, а лучше в зиму, стараясь понять, что они готовят для нас, для наших семей, для всего того, что мы заработали и сберегли.

Пока картинка мозаична. Как ни крути, второй квартал 2015 года для экономики был хуже, чем первый, и, хотя в июне был «отскок», никому неизвестно, остановится за ним медленное сползание производства куда-то вниз или же все облегченно вздохнут, встанут на твёрдую точку опоры и можно будет думать, что делать дальше. Пока всё-таки дорожные знаки указывают больше на слабеющую траекторию экономики.

Почему? Для начала - плохие внешние условия. Внешние «колодки» для экономики. Дело не столько в санкциях. Мы надолго вступили на территорию низких мировых цен на сырьё - нефти, газа, металлов, продовольствия. Всего, чем знаменита Россия как великая сырьевая держава.

Дело в том, что с начала 2000-х годов сырьё стало финансовым товаром. Мировые цены формируются на биржах товарных деривативов Нью-Йорка, Чикаго, Лондона, Канзас-Сити и Миннеаполиса. Они очень зависят от доллара США, как мировой резервной валюты. Цены - в долларах, основная часть расчётов - в долларах. Когда курс доллара к евро падает, цены на нефть и другое сырьё, при прочих равных, растут. Когда доллар укрепляется, наоборот, падают.

Но у доллара с начала 1970-х годов длинные 15-17-летние циклы «ослабления - укрепления». 2001 год - первая половина 2008 года - счастливое время для России. Это время длительного ослабления доллара к евро, когда цены на нефть, газ, металлы, акции, на что угодно многократно росли.

Доллар в цене

После кризиса 2008 года началось. Новый цикл. Год за годом, с заминками, но последовательно и твёрдо, доллар укреплялся к евро. Давил железной рукой на цены. Сначала посыпались вниз мировые цены на металлы. С 2011 года алюминий, медь, золото, чёрные металлы - всё стало намного дешевле. Медь подешевела почти в два раза, алюминий, золото - на 40 процентов, серебро - на 70. C 2012 года стали тонуть цены на зерно (примерно на 45 процентов). С лета 2014 года резко упали цены на нефть и газ. Цены на нефть сегодня в два с лишним раза ниже, чем год назад. Всё это товары российского экспорта.

Что дальше? Доллару предстоит ещё несколько лет укрепления. Территория сильного доллара - это при прочих равных низкие мировые цены на сырьё на среднесрочных горизонтах. Нам - плоховато.

Есть и другие риски. Перегрет крупнейший в мире рынок акций США. Самый настоящий мыльный пузырь. Если он лопнет, то и это повысит стоимость доллара, потому что в него «уходят» в минуты роковые, в нём ищут спасительную гавань, что бы ни случилось в глобальных финансах.

Всё? Нет, не всё! Впереди повышение процента Федеральной резервной системой - центральным банком США. Этого давно все ждут. И даже этот шаг - всё туда же. Такое решение немедленно усилит доллар к евро и другим валютам. Так же как не полностью отыгранные риски в еврозоне. Греция - это долгая история, не раз аукнется. А долги в еврозоне продолжают расти. Ещё в 2010 году индикатор «Госдолг/ВВП» по еврозоне составлял 84 процента. В 2014 году - 94. Так что долговой кризис еврозоны тлеет и всегда готов, если вдруг выбьется из-под мха, ударить евро и резко усилить доллар.

Так что всё к одному: не стоит стоять у окна и ждать отскока цен на топливо. Не стоит мечтать о повторении 1999-го или 2009 года, когда мировые цены на сырьё быстро стали возвращаться на докризисные уровни, и это спасало экономику России. Не стоит терзать своё воображение, если, конечно, не случится какой-то грандиозной заминки в производстве, спросе и запасах сырья.

Но и на это не стоит надеяться. Пока ситуация очень проста - перепроизводство, избыток запасов. Сильный доллар. И как следствие - низкие, снижающиеся цены. На нефть, газ, цветные и чёрные металлы. На всё, чем живем и гордимся.

Экспорт сжимается

Российская экономика растеряна, она сидит во «внешних» ценовых и курсовых колодках. Но есть ещё одна тайна, которую стоит раскрыть. Европейский Союз - наш якорный клиент. До 2014 года на него приходилось около 50 процентов внешнего товарооборота России. Сегодня - 45,9 (апрель-май 2015 года). Официальная политика ЕС и США направлена на диверсификацию источников топлива в Европейском союзе, читай на уменьшение доли России на рынке нефти, газа, угля. В будущем (а оно не за горами, наступает уже сегодня) это должно означать физическое сокращение поставок топлива. То есть жизнь по формуле «ниже мировые цены, меньше поставок в тоннах и баррелях, ниже экспортная выручка».

Пока это только угроза. Пока в 2015 году снизились физические объёмы поставок в «дальнее зарубежье» только газа и каменного угля. Всё остальное, прежде всего нефть и нефтепродукты, вывозится сейчас по принципу «цены ниже - товарные объемы больше». Сокращение «физики» происходит прежде всего в экспорте в страны СНГ. Но всё же на перспективу в 3-4 года перед нами - угроза потери ЕС как якорного клиента, сжатия реального массива экспорта в Европу.

В какой мере это будет замещено азиатским вектором и насколько это будет выгодно, пока вопрос. У нас с Китаем отрицательное сальдо экспорта-импорта. Не мы зарабатываем на Китае, а Китай зарабатывает на нас. Доля Китая во внешнеторговом обороте России составляет 11,2 процента (апрель-май), в прошлом году - 10,9. Нужны ещё многомиллиардные вложения в инфраструктуру, чтобы залить Китай потоком сырья и начать зарабатывать на нём. Одним словом, неопределенность, риски.

Риски старения

Ещё один сильный внешний риск - санкции, но не финансовые, а запреты на поставки оборудования. За месяц в России производят 200-250 металлорежущих станков. В десятки раз ниже потребностей. Их ежегодное выбытие - десятки тысяч.

Сегодня 75-80 процентов парка металлообрабатывающего оборудования эксплуатируется более 20 лет. В то же время в машиностроении, электронной промышленности импортозависимость - 80-90 процентов, по данным минпромторга. Закупки машиностроительной продукции в дальнем зарубежье, прежде всего в ЕС, сократились на 46-48 процентов (май-июнь 2015 года). Импорт механического оборудования упал на 40-45 процентов.

Это значит, что российской экономике, которая была на технологическом пике к началу 2014 года (средний возраст машин и оборудования по всем отраслям экономики чуть больше 11 лет), грозит если не коллапс, то устаревание. «Дать денег» не значит «совершить модернизацию», даже если дать очень много денег. За четверть века мы во многом утратили способность «производить средства производства для производства средств производства».

Получить технологии в Китае? Вопрос: каков уровень технологий, не являются ли они вторичными, будут ли они из первых рук, не запрограммированы ли мы на ещё большее отставание? Ещё один вопрос: насколько это вообще возможно? Китай находится в стратегическом диалоге с США. Китай входит в тройку крупнейших торговых партнёров США. Потихоньку углубляются военные связи между этими странами.

Взять всё в Японии и Южной Корее? Но эти страны - стратегические партнеры и находятся под «военным зонтиком» США. Импорт технологий из этих стран, нравится нам это или нет, будет сталкиваться с ограничениями.

Сильные вызовы - сильные ответы

Внешняя среда для экономики России сверхжёсткая. Тем важнее дать сильные ответы. Пока они не дотягивают до той отрицательной энергии, которыми наполнены экономические вызовы, идущие из-за рубежа.

Рост российского хозяйства? Стабилизация? Как это может случиться при физически сокращающемся кредите, двузначных процентах и инфляции, при налоговой нагрузке, такой же, как в странах ЕС, ползущих со скоростью 0-1 процент, при дефиците налоговых стимулов для роста, при бюджете, который стал напоминать конец 1980-х годов, и регулятивной нагрузке, растущей по экспоненте?

Слишком дорогое государство. Конечное текущее потребление государства в России - 19,4 процента ВВП, в Китае - 13,6. При этом норма инвестиций в России - 20,2 процента ВВП, в Китае - 47,8. Как с этим расти, если при норме инвестиций в 19-20 процентов любое хозяйство стоит на месте?

Экономика - не только во внешних «колодках», но и во внутренних. Непрерывно растёт регулятивное бремя. В 2000 году было принято 3489 нормативных акта федерального уровня, в 2005 году - 4776, в 2013 году - 9573, в 2014 году - 11271. Ярко выраженная экспонента. Ведь это всё - большей частью запрещения, десятки томов о том, что делать нельзя. Жизнь по законам Паркинсона.

Что делать? Нам действительно нужен проектный офис, с единственной задачей - рост и модернизация. С большими полномочиями. С прямым доступом. Преодолевающий рутину ведомств. Всё старое здание экономической и финансовой политики мешает реально посмотреть на ситуацию.

Комментарии

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Напишите нам